117997, Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1
Тел. (495) 987-27-22, (495) 987 27 53, (495) 987 27 15, факс: (495) 987-27-13
Телефон доверия: 8-800-100-12-27 (звонок бесплатный)
E-mail: 10aas.info@arbitr.ru

Анализ и обобщение судебной практики

25 Ноября 2011

Проект Обобщения судебной практики по вопросу «Оспаривание ненормативных правовых актов, принятых органами местного самоуправления по вопросам своей компетенции» Направить отзыв

 

Проект обобщения судебной практики по вопросу «Оспаривание ненормативных правовых актов, принятых органами местного самоуправления по вопросам своей компетенции».

Для обобщения использована судебная практика Десятого арбитражного апелляционного суда за период с 01.01.2010г. по 30.06.2011г.

 

При принятии органом местного самоуправления решения о разделе земельного участка следует учитывать необходимость наличия согласия землепользователей, землевладельцев, арендаторов, залогодержателей земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки, в том числе в случае, если право таких лиц на пользование земельным участком не зарегистрировано в установленном законом порядке, но подтверждено иным способом.

Дело №А41-6377/10 (Кручинина Н.А., Александров Д.Д., Мордкина Л.М.).

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к Администрации о признании недействительным постановления Администрации муниципального образования о разделе земельного участка.

В обоснование заявленных требований Предприниматель, являющийся собственником земельного участка, указал на отсутствие своего согласия на раздел земельного участка.

Администрация муниципального образования возражала против заявленных требований, указывая об отсутствии в ЕГРП записи о правах на спорные земельные участки.

В соответствии с частью 1 и 4 статьи 11.2 Земельного кодекса Российской Федерации образование земельных участков допускается при наличии в письменной форме согласия землепользователей, землевладельцев, арендаторов, залогодержателей земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки.

На момент обращения Предпринимателя в арбитражный суд его право собственности на спорный земельный участок зарегистрировано не было.

Однако, следует учитывать, что вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда установлено, что Предприниматель является собственником объектов недвижимости, расположенных на спорном земельном участке.

В силу части 1 статьи 552 Гражданского кодекса Российской Федерации при передаче в собственность заявителя нежилого помещения ему перешли и права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования.

 Таким образом, в отношении части земельного участка, занятого объектом недвижимости, Предприниматель являлся землепользователем.

При данных обстоятельствах судом апелляционной инстанций сделан вывод о необходимости отмены оспариваемого ненормативного правового акта органа местного самоуправления, поскольку им оформлен раздел земельного участка, осуществленный с нарушением норм Земельного кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

 

Наличие у лица права на приобретение земельного участка под строением не означает, что у такого лица возникает право на выкуп полностью всего земельного участка, на котором расположено строение.

Дело №А41-9580/10 (Александров Д.Д., Гагарина В.Г., Мордкина Л.М.).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Администрации муниципального образования о признании незаконным отказа в принятии решения о предоставлении земельного участка в собственность.

В обоснование заявленных требований общество указало на наличие у него как у собственника здания исключительного права на приватизацию земельного участка.

Согласно части 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с Кодексом.

Исключительный характер права на приватизацию земельного участка означает, что никто, кроме собственника здания, строения, сооружения не имеет права на приватизацию земельного участка, занятого этим зданием, строением, сооружением (пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 года № 11).

Однако следует учитывать, что в силу пункта 2 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации площадь части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, определяется в соответствии с пунктом 3 статьи 33 названного Кодекса, согласно которому предельные размеры земельных участков устанавливаются в соответствии с утвержденными в установленном порядке нормами отвода земель для конкретных видов деятельности или в соответствии с правилами землепользования и застройки,  землеустроительной, градостроительной и проектной документацией.

Следовательно, наличие в собственности заявителя объектов недвижимого имущества, находящихся на истребуемом земельном участке, не наделяет владельца объекта недвижимости правом приобретения в собственность земельного участка полностью в границах, которые были определены ранее для бытового обслуживания населения, однако и не умаляет исключительного права собственника объектов недвижимого имущества приватизировать объект земельных отношений.

Указанные выводы подтверждаются судом кассационной и надзорной инстанций.

 

Муниципальное образование отвечает по своим обязательствам перед кредитором средствами местного бюджета и иным муниципальным имуществом, составляющим муниципальную казну, в независимости от указания в решении суда на источник взыскания денежных средств и наличия предусмотренных в бюджете муниципального района ассигнований.

Дело №А41-10316/10 (Гагарина В.Г., Бархатов В.Ю., Мищенко Е.А.).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Комитета по финансам и налоговой политике Администрации муниципального образования о возврате исполнительного листа.

В обоснование заявленных требований общество указало, что ссылка Администрации муниципального образования на отсутствие в решении суда, послужившем основанием выдачи исполнительного листа, указания на то, что взыскание производится за счет казны муниципального образования, а также то обстоятельство, что указанные в статье 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации ассигнования в бюджете муниципального образования не предусмотрены, не являются основанием для возврата исполнительного листа.

В соответствии с пунктом 1 Положения о Комитете по финансам и налоговой политике администрации Серпуховского муниципального района (утвержденному Решением Совета депутатов Серпуховского муниципального района Московской области от 14.03.2007 № 5/47) в соответствии с Уставом муниципального образования «Серпуховский муниципальный район Московской области» Комитет по финансам и налоговой политике администрации района является отраслевым органом администрации и осуществляет проведение единой финансовой и бюджетной политики на территории муниципального района.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» рассматривая иски, предъявленные согласно статье 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов.

Следовательно, при удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно указываться о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа. При этом недопустимо ограничение источников взыскания путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит статьям 126, 214, 215 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В порядке пункта 1 статьи 126 Гражданского кодекса Российской Федерации Российская Федерация субъект Российской Федерации, муниципальное образование отвечают по своим обязательствам принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме имущества, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности.

     Согласно пункту 3 статьи 215 Гражданского кодекса Российской Федерации средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования.

Исходя из смысла приведенных норм права, муниципальное образование отвечает по своим обязательствам перед обществом средствами местного бюджета и иным муниципальным имуществом, составляющим муниципальную казну.

В соответствии с пунктом 5 статьи 242.2 БК РФ исполнение судебных актов осуществляется за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

Исходя из вышеуказанного, ссылка Комитета по финансам и налоговой политике Администрации муниципального образования на то, что указанные в  статье 242.2 БК РФ ассигнования в бюджете муниципального образования не предусмотрены, не может быть признана обоснованной.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

 

Отказ муниципального образования в предоставлении земельного участка в собственность на основании отнесения испрашиваемого земельного участка к ограниченным в обороте должен быть подтвержден документами о предоставлении земельных участков, сведениями из государственного кадастра объектов недвижимости, сведениями об особом статусе лица, занимающего земельный участок либо иными сведениями.

Дело №А41-11358/10 (Гагарина В.Г., Виткалова Е.Н., Кручинина Н.А.).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Администрации муниципального образования о признании незаконным отказа в принятии решения о предоставлении земельного участка.

В обоснование заявленных требований общество указало на наличие у него как у собственника здания исключительного права на приватизацию земельного участка.

Администрация муниципального образования указала в качестве основания отказа в предоставлении земельного участка, что испрашиваемый земельный участок находится в границах территории второго пояса зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения г. Москвы, в связи с чем на основании подпункта 14 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации относится к землям ограниченным в обороте и не подлежат передаче в собственность.

Согласно пункту 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации.

     Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами.

Согласно пункту 4 статьи 28 Земельного кодекса Российской Федерации не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, за исключением случаев: изъятия земельных участков из оборота, установленного федеральным законом запрета на приватизацию земельных участков, резервирования земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

На данный момент действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрен единый документ, подтверждающий отнесение земельных участков к ограниченным в обороте. При этом отнесение земельных участков к ограниченным в обороте должно быть подтверждено документами о предоставлении земельных участков, сведениями из государственного кадастра объектов недвижимости, сведениями об особом статусе лица, занимающего земельный участок, иными сведениями.

Согласно пункту 2 статьи 14 Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ  «О государственном кадастре недвижимости» (далее - Федеральный закон № 221-ФЗ) сведения, внесенные в государственный кадастр недвижимости, предоставляются в виде: кадастровой выписки об объекте недвижимости; кадастрового паспорта объекта недвижимости.

     В силу пункта 3 названного Федерального закона кадастровая выписка об объекте недвижимости представляет собой выписку из государственного кадастра недвижимости, содержащую запрашиваемые сведения об объекте недвижимости.

Согласно кадастровому паспорту у спорного земельного участка сведения об обременении, в том числе о нахождении его в зоне 2 пояса санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы отсутствуют.

Поскольку сведений о том, что испрашиваемый заявителем в собственность земельный участок расположен в границах зон санитарной охраны источников водоснабжения города Москвы, суду не представлено, оснований для отнесения спорного земельного участка к землям ограниченным к обороту не имеется.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

 

Невнесение заявителя в число организаций, на которые ненормативным актом муниципального образования на установлено обременение правом проезда на земельный участок, не нарушает права и законные интересы заявителя. Вопрос об установлении обременений права собственности юридического лица должен решаться в рамках гражданско-правовых отношений.

Дело № А41-45025/09 (Бархатов В.Ю., Виткалова Е.Н., Гагарина В.Г.).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Администрации о признании недействительным постановления главы города «О предоставлении Обществу в собственность за плату земельного участка» в части невнесения заявителя в число организаций, на которые установлено обременение правом проезда на часть земельного участка.

В обоснование заявленных требований общество указало, что оно является собственником смежного земельного участка, невнесение заявителя в число организаций, на которые постановлением главы города установлено обременение правом проезда на часть земельного участка, нарушает права и законные интересы общества. При этом Общество указало на наличие в кадастровом паспорте спорного земельного участка сведений об обременении правами иных лиц на проезд.

В соответствии с пунктом 1 статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка (соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута). Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута.

Согласно пункту 2 статьи 23 Земельного кодекса Российской Федерации публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации, нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, нормативным правовым актом органа местного самоуправления в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения, без изъятия земельных участков.

В силу положений пунктов 3, 6 статьи 56 Земельного кодекса Российской Федерации ограничения прав на землю устанавливаются актами исполнительных органов государственной власти, актами органов местного самоуправления или решением суда; ограничение прав на землю подлежит государственной регистрации в порядке установленном Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо самостоятельно выбирает способы защиты своих прав.

При отсутствии в свидетельстве о государственной регистрации права собственности сведений об установлении публичного сервитута на земельный участкок, требование о предоставлении права ограниченного пользования земельным участком должно предъявляться в рамках гражданско-правовых отношений в порядке статьи 274 ГК РФ и статьи 23 Земельного кодекса РФ.

Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) установлено статьей 23 Земельного кодекса РФ. Частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством (пункт 1 статьи 23 Земельного кодекса РФ).

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

 

Субъект малого или среднего предпринимательства с 01.01.2009 может по своей инициативе обратиться к компетентному органу муниципального образования для реализации права на приобретение в собственность арендуемого недвижимого имущества независимо от того, включено ли такое имущество в нормативный правовой акт о планировании приватизации муниципального имущества на соответствующий год.

Дело №А41-25388/10 (Диаковская Н.В., Боровикова С.В., Иванова Л.Н.).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа Администрации муниципального образования от реализации преимущественного права заявителя, как субъекта малого или среднего предпринимательства, на приобретение арендуемого муниципального имущества.

В обоснование заявленных требований Общество указало на действующий договор аренды недвижимого имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Администрация городского поселения мотивировала отказ от реализации преимущественного права Общества отсутствием решения о включении в план приватизации испрашиваемых помещений.

Согласно пункту 1 статьи 3 Федерального закона от 22.07.2008 №159-Ф3 «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и  о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» субъекты малого и среднего предпринимательства при возмездном отчуждении арендуемого имущества из муниципальной собственности пользуются преимущественным правом на приобретение такого имущества по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком в порядке, установленном Федеральным законом от 29 июля 1998 года №135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

В соответствии с пунктом 3 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.11.2009 № 134, в соответствии с Законом №159- ФЗ до 01.01.2009 реализация субъектами малого и среднего предпринимательства преимущественного права на приобретение арендуемого имущества была возможна только в случае включения недвижимого имущества в нормативные правовые акты о планировании приватизации государственного или муниципального имущества.

Вместе с тем, после 01 января 2009 года субъект малого или среднего предпринимательства вправе по собственной инициативе обратиться в уполномоченный орган для принятия специального решения о включении арендуемого имущества с план приватизации не требуется.

Установив, что соответствующее заявление обществом подано в Администрацию городского поселения до окончания срока действия договора аренды, арбитражный суд пришел к выводу, что уполномоченный муниципальный орган был обязан совершить действия, предусмотренные частью 3 статьи 9 Закона №159-ФЗ, независимо от того, включено ли арендуемое имущество в нормативный правовой акт о планировании приватизации муниципального имущества на соответствующий год.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.